Секрет семейного счастья (часть 1)

Татьяна Казакова. Единение.
Татьяна Казакова. Единение.

Давайте сразу расставим все точки над  i. Удивительное дело – прошло уже более века с тех пор, как  буква i исчезла из русского языка, а это выражение до сих в ходу. Однако вернемся к расставлению точек над этой самой, исчезнувшей из русского языка, буквой...

Когда я говорю «семейное счастье», я имею в виду именно семью, а не ее жалкую пародию — бездетную пару. Последняя-то как раз  и заслуживает официального названия «брак», поскольку это реальный брак, а не семья. Раньше я такую пародию на семью называл пустоцветом, то есть цветком, который не дает плода. Теперь же я именую ее однополым браком, поскольку западный однополый брак ничем не отличается от двуполого брака, который заключается не с целью создания семьи (то есть мужа, жены и минимум двух детей), а просто, извините, для того, чтобы на законных основаниях спать в одной постели. Ведь слово «семья» дословно означает «семь Я», то есть два супруга и пятеро детей... 

Ну сошлись два существа (неважно одного пола или разного), ну коптят они себе небо, не давая потомства. Ну, изображают они семью, хотя семьей там и не пахнет. И что? Стоило ли огород городить? Они конечно пытаются держать марку, говоря что-то типа «надо сначала встать на ноги, чтобы не плодить нищету». И ведь даже не задумываются, что если бы точно так же рассуждали их родители, то они сами просто не существовали бы.

Есть, правда, одно преимущество у такого однополого брака. Но чтобы объяснить его, я должен сначала упомянуть еще два пола, помимо мужского и женского. В моем, и не только в моем, понимании настоящий мужчина отличается сильным инстинктом отцовства, а настоящая женщина — инстинктом материнства. Мужчины же и женщины, лишенные этих инстинктов, составляют еще два пола — я их условно называю «бабоины» (бабо-мужчины) и «бабоинки» (просто по ассоциации, чтобы не городить что-то типа муже-бабы). А чтобы было проще, я таких «мужчин» называю бабуинами, а «женщин» — бабуинками. Когда же нет необходимости различать их, я называю их вкупе «бабуинами». Основным инстинктом бабуинов является не продолжение рода, а инструмент его осуществления, то есть секс. Они даже фильм про себя сняли, который так и назвали — «Основной инстинкт».

Так вот, преимущество однополого брака состоит в том, что его участники не способны (точнее, не готовы, но это одно и то же) дать потомство, а значит, однополые браки должны привести к постепенному вырождению бабуинов. То есть, рано или поздно бабуины вымрут. Оговорюсь, что это только надежда — в реальности они, похоже, не вымирают. Второе преимущество: мужчинам и женщинам от этого тоже есть своего рода выгода — как только все бабуины побрачуются, не связанными браком останутся только мужчины и женщины. Я опускаю определение «настоящие», ибо слово «мужчина» подразумевает именно настоящего мужчину, а не бабуина, а слово «женщина» — именно настоящую женщину, а не бабуинку.

Итак, помимо мужчин и женщин есть еще два пола «бабуины» и «бабуинки». «Бабуин» означает «мужчина с женской психикой», который по этой причине просто не способен иметь инстинкт отцовства, поскольку он скорее женщина, чем мужчина. Аналогично, «бабуинка» означает «женщина с мужской психикой», то есть она, подобно бабуину, просто не способна иметь инстинкт материнства, поскольку она скорее мужчина, чем  женщина. Но хотя все в них перепуталось, они не могут иметь и противоположные инстинкты. То есть, бабуин не может иметь инстинкт материнства, который хоть и соответствует его женской психике, но лишен смысла по причине физической «мужской» природы бабуина. Соответственно, бабуинка просто не способна иметь инстинкт отцовства, поскольку ему противостоит ее «женская» физическая природа.

Ну вот, с бабуинами мы разобрались, поэтому можем вернуться к тому, что когда я говорю «семейное счастье», я имею в виду союз мужчины и женщины, а не брак бабуинов. Именно союз! Мужчина и женщина, однажды выбрав друг друга с целью реализовать свои инстинкты отцовства и материнства, заключают союз, цель которого — не просто совместное проживание, а создание полноценной семьи.

Союз подразумевает объединение (в данном случае, двух независимых людей), а не порабощение друг друга. Вот это по сути и есть главный секрет семейного счастья. Дальше я разверну эту тему, а пока сделаю небольшое отступление и отвечу на два вопроса, которые наверняка у вас возникли: «Кто ты такой, чтобы поучать меня?» и «А ты сам-то испытал это самое семейное счастье или рассуждаешь чисто теоретически?».

Сначала отвечу на первый вопрос. Я человек, который женат во второй раз. За моими плечами 10 лет неудачного брака и почти 37 лет счастливой семейной жизни. У меня четыре дочери, за которыми я внимательно наблюдал, пока они жили со мной, и продолжаю наблюдать сейчас, когда они живут отдельно. Поэтому я кое что понимаю как в семейном счастье, так и в женской психике. Собственно говоря, цель написания этой, скажем, статьи — помочь моим дочерям достичь этого самого семейного счастья, как это сделали мы, их отец и их мать.

На второй вопрос я уже по сути ответил... Я не просто испытал на себе «это самое семейное счастье», но продолжаю испытывать его до сих пор. Сразу оговорюсь: достичь этого — далеко не самая простая задача. Когда я развелся с первой женой и женился на второй, я через некоторое время обнаружил, что моя вторая жена — далеко не то существо, которое я до этого обожествлял. У нее, оказывается, помимо достоинств есть еще и куча недостатков, причем за некоторые из них мне порой буквально хотелось ее прибить. Она, как оказалось, испытала тот же самый шок — на месте обожаемого ею рыцаря в какой-то момент оказался тип, которого прибить мало.

Теперь же я опять боготворю эту женщину и готов ради нее на все. И, что интересно, она мне отвечает тем же. Я это знаю не по ее словам, а по тому, как она ко мне относится. Поверьте: на словах можно говорить что угодно, но вот подделать внутреннее отношение к другому человеку просто невозможно. Если, к примеру, вы кого-то ненавидите, то этот человек чувствует это. И что бы вы ему не говорили, это его ощущение вашей  ненависти к нему никуда не денется.

Вы хотите знать, что именно мы сделали, чтобы после казалось необратимой трансформации «божества» в «сволочь» произошла обратная трансформация — «сволочи» в «божество»? Ну что же, вы не останетесь в неведении, поскольку именно с целью ответить на этот вопрос и я и пишу этот текст.

--------------------

 

Итак, счастливая семья подразумевает не просто совместное просыпание в одной постели, а уважение друг к другу, причем уважение не столько достоинств другого, что сделать не сложно, сколько его «недостатков». Слово «недостатки» я взял в кавычки намеренно, поскольку недостатков в человеке просто не существует. «Недостатки» — это не продолжение достоинств, как принято говорить, а те черты человека, которые не нравятся другому человеку.

Например, человек может быть экономным, что само по себе достоинство. Не так ли? Но супругу (супруге) это может не нравится, а потому он (она) называет эту черту «жадностью», «скаредностью» или еще как-то. В результате достоинство «экономность» превращается в недостаток «жадность». Противоположным «недостатком» жадности является «транжирство», то есть жизнь не по средствам. Однако человек с таким «недостатком» вовсе не считает, что он «транжира» — в его понимании он покупает то, что действительно необходимо, а его визави не дает ему это делать, поскольку он, этот визави (то есть супруг или супруга), просто «жадина», препятствующая возможности покупать эти самые нужные вещи.

Приведу пример... Как-то раз мой коллега со свойственным ему юмором сказал: «Сидят на кухне моя жена и жена моего друга (а друг мой довольно богат) и ноют, что муж, гадина, на шубу денег не дает. Только моя жена ноет, что не может купить обычную шубу, из искусственного меха, а его жене позарез нужна шуба из соболиных шкурок (обычная у нее уже есть, причем  натуральная). Но обе чувствуют себя одинаково несчастными, сочувствуют друг-другу и в один голос ругают нас, своих жадных мужей!»

В моей семье «жадина» это я, а жена моя «транжира». Однако мы научились смотреть на эти «недостатки» как на достоинства и уважать их. Да, моя жена часто хочет купить, а порой и просто покупает то, что с моей точки зрения является абсолютно ненужным, хламом, а с ее точки зрения —жизненно необходимой вещью, но я понимаю, что проблема не в том, что она этого хочет, а в том, что я не могу ей этого дать. Я часто шучу: «У нас с тобой разделение обязанностей: ты тратишь деньги, а я их зарабатываю». А она в ответ смеется: «Я свои обязанности выполняю на отлично, а вот ты со своими не справляешься!»  

Сейчас мы смеемся над этим «противостоянием интересов». Но было время, когда оно нам вовсе не казалось смешным и мы то и дело ссорились по этому поводу, причем очень сильно. И что интересно... Спустя какое-то время мы, сколько ни старались, никак не могли вспомнить, из-за чего же мы с ней на днях устроили грандиозный скандал.

Но вернемся к семейному счастью...

--------------------

 

 

Что, с точки зрения большинства (ну или хотя бы многих) является основой такого счастья? На этот вопрос я чаще всего слышу три ответа: любовь (ну как же без нее!), верность и единство интересов. Давайте разберем эти три «атрибута семейного счастья»...

Любовь. Про любовь знают все. Ей посвящены кучи книг и фильмов. Но сколько я ни пытался узнать у адептов любви, что же это за фрукт такой, никто не смог дать мне вразумительного ответа. Чаще всего я слышал что-то типа «Ты не знаешь что такое любовь?! Да ты просто динозавр какой-то!»

— Допустим, я динозавр, — улыбался я. — Но мне хотелось бы знать, по каким признакам я смогу определить: любовь это или нет?

— Хм... — задумывался мой собеседник. — Ну... Это волнение, замирание сердца, радость... Когда птицы на душе поют...

— Значит, волнение перед экзаменом, скажем, — это любовь? И щемление в области сердца, когда я не высплюсь, — это тоже любовь? И радость от того, что наконец-то  дали горячую воду и я смогу помыться не ежась, — это опять же любовь? Получается, что вся моя жизнь — сплошная любовь! Если не считать того, что ты не уточнил, какие именно птицы поют. Кукушки, вороны, воробьи?..

— Соловьи! Бестолочь..

— А... А я-то думал, что когда я ночью на лоджии слышу соловьев, это я просто покурить вышел...

— Да ну тебя! Вечно ты все с ног на голову перевернешь! Ты что фильмы про любовь не смотрел?!

Если честно, я такие фильмы смотрел, только когда подростком был. А сейчас не смотрю. Правда, и в моих любимых фильмах эти самые «любовные сцены» то и дело показывают, но я их просто пролистываю (фильмы я смотрю исключительно на компьютере, чтобы как раз иметь такую возможность). То, что режиссер пытается представить как любовь, — это не что иное как гормональный всплеск, грубо говоря — желание переспать с противоположным полом, совокупиться. Не верите? Ну судите сами... С какой стати «влюбленные», наконец-то добившиеся «ответной любви» срывают друг с друга одежду и начинают исступленно стукать друг друга о стенки, мебель и прочее? Если это любовь, тогда я Софи Лорен, с ее большой грудью... Это обычный гормональный всплеск, вызывающий желание совокупиться с целью удовлетворить тот самый инстинкт отцовства-материнства.

Итак, я (да и вы, пожалуй) четко могу сказать. что такое волнение, радость и прочее, но ни я, ни вы никогда не сможете сказать, любовь это или нет. Так что любовь отпадает. Скажите честно, можно ли назвать счастливой семью, в которой муж и жена то и дело остервенело рвут друг на друге одежду и крушат мебель? Я бы мог еще долго рассуждать на эту тему, но давайте договоримся: если вы со мной не согласны, то просто не читайте дальше, а если согласны, то перейдем к следующему пункту.

Верность. Когда люди говорят «супружеская верность» они подсознательно имеют в виду отсутствие «неверности». Что такое верность, они сказать не могу, а вот что такое неверность (якобы) знают все. Это когда один из супругов вступает в половую связь не с супругом, а с кем-то посторонним. Согласны? Тогда скажите мне, готовы ли вы назвать верностью состояние, когда супруг (супруга) вообще ни с кем не имеет интимной связи, ни с супругой (супругом) ни на стороне? Вряд ли... Значит, верность это нечто иное, чем просто отсутствие «неверности». То есть мы опять получаем нечто такое, что никак не поддается определению.

А вот что такое ревность, напрямую связанная с непонятной верностью (точнее неверностью), многие знают по себе. В народе даже часто говорят: «Ревнует, значит любит!» Чушь собачья! Сейчас я поясню, почему. Ревность никакого отношения к той самой «святой любви» не имеет. Ревность это элементарное недовольство тем, что кто-то еще, кроме тебя, без разрешения пользуется вещью, которую ты считаешь своей. Ну например, купил ты дорогую дрель и лелеешь ее, а твой сосед взял эту дрель без спроса, просверлил дырку и положил дрель на место. Приходишь ты домой и вдруг тебя охватывает смутное подозрение, что твоей любимой(!) дрелью кто-то попользовался. На первый взгляд с дрелью все в порядке, но ты не находишь себе места и начинаешь допытываться у дрели, кто ее использовал, пока тебя не было рядом. Дрель, разумеется, молчит. (Впрочем, как и муж (жена), изменивший(ая) тебе согласно твоему внутреннему убеждению, сиречь подозрению.) И это не дает тебе покоя. Ты начинаешь запирать дрель, следишь за ней, пытливо проверять, не появились ли на ней признаки «неверности». Признаков вроде нет, но ты упорно их ищешь...

И вот это вы считаете обязательным атрибутом семейного счастья?» Если да, то кончайте читать, а мы перейдем к последнему атрибуту...

Единство интересов. Это что же за зверь, такой? Если я, скажем, предпочитаю картофельное пюре, а моя жена — тушеную картошку, это означает, что у нас отсутствует единство интересов? А то, что мы оба предпочитаем спать на кровати, а не на полу, это означает единство интересов. Да не придуриваюсь я! Просто я утрированно показал, что «единство интересов» — это опять же расплывчатое понятие. Например, я и моя жена любим смотреть фильмы и нам нравится делать это вместе, но она предпочитает мелодрамы и ужастики, а я боевики и хорошие детективы. Тут у нас и как бы есть единство интересов, и  одновременно оно как бы отсутствует. А вот в отношении выхода в свет наши интересы явно противоположны: она любит находиться среди людей и часто выходит из дома — то на выставку, свою или чужую, то еще куда, а я обожаю одиночество и практически не покидаю квартиру (я уже лет 15 работаю дома, поэтому мне не надо ходить на работу).

Если прикинуть, получается, что мы с ней полные противоположности во всем, то есть наши почти 40 лет совместной жизни — это какое-то недоразумение. Ведь нас ничто не связывает, ни мистическая «любовь» (одежда и мебель у нас всегда на своих местах), ни так называемая «верность» (мне абсолютно все равно, что там, куда она ходит, обычно полно мужчин, которых я порой даже не знаю), ни это самое «единство интересов». Тем не менее, я все эти 40 лет испытываю теплые чувства при виде Тани, моей жены, и не могу представить, как бы я жил без нее, если бы наши  пути не пересеклись когда-то.

Так что же все-таки связывает нас? И почему я считаю, что я живу в атмосфере семейного счастья?

--------------------

 

Сразу оговорюсь это было не всегда и далось нам нелегко. Есть в диалектике такое понятие — борьба и единство противоположностей. Так вот, сейчас нас связывает именно единство противоположностей, которое пришло по окончании борьбы между ними. Мы с ней абсолютно разные, но это нас не разделяет, а как раз наоборот — объединяет. Помню, когда-то я, как и все, прошел две стадии.

Первая стадия — это то, что принято называть любовью. Я тогда находился в состоянии умопомрачения: она казалась мне богиней, сошедшей с небес и озарившей мою жизнь неописуемой красотой и мудростью. Я с замиранием сердца ловил ее взгляды, с радостью обнаруживая в ней все новые милые черты. Я робко добивался ее внимания и даже не смел надеяться, что она когда-нибудь снизойдет до меня, одарит меня, жалкого мужичонку, хотя бы вниманием. Тем не менее, однажды это произошло, мы начали жить вместе, и наступила...

Вторая стадия — спустя примерно месяц от начала нашей совместной жизни моя богиня, напрочь лишенная недостатков, вдруг превратилась в обыкновенную бабу, состоящую из одних только недостатков. Я смотрел на нее и никак не мог понять, как она вообще смогла внушить мне это неописуемое ощущение прикосновения к чему-то божественному.

Знакомая картина, не так ли? Первая стадия — это как раз та самая «любовь», воспеваемая в литературе и фильмах. Вторая же — это тот самый «быт заел», по поводу которого женщины обычно говорят «все мужики козлы», а мужчины — «все бабы дуры». И начинают снова искать ту самую первую стадию, когда, грубо выражаясь, крышу сносит. Именно поэтому счастливый конец в книге и фильме — это «они прижались друг к другу с выражением счастья на лице и ощущением любви в душе» или, намного реже, «они поженились и жили долго и счастливо». Это все! Дальше следует страница сведений об издании и задняя обложка. Или же титры и огромная надпись «Конец фильма».

Кстати, вы обратили внимание на мое «спустя примерно месяц»? Вам это ничего не напоминает? Правильно! Это пресловутый «медовый месяц»! Так принято называть некий период сразу после свадьбы. Однако к свадьбе он не имеет никакого отношения. Просто раньше мужчина и женщина начинали жить вместе только после свадьбы. Сейчас же это просто первые несколько недель совместной жизни, когда ощущение божественности еще не прошло и все в вашем партнере кажется милым и привлекательным. А потом вы начинаете замечать его (ее) недостатки, которых становится все больше и больше. Одни только недостатки и ничего кроме! В результате он превращается в козла, а она в дуру.

Мне это напоминает покупку, скажем, нового электрического чайника. Старый сломался или просто надоел, и вы пошли в магазин в поисках нового. Дальше я эту ситуацию буду описывать с точки зрения женщин. Мужчины тоже недалеко ушли от них, но я привык наблюдать за женой и дочерьми, а потому опишу некую условную женщину. Итак...

Пошла муха... опс!.. жена в магазин (не за самоваром, разумеется, а за чайником). Пришла она в магазин и видит: полки буквально заставлены чайниками, и все они такие новые, красивые. Но нужен-то только один! Уфф... Придется выбирать. Дай-ка я посмотрю вот этот... И вот перебирает она эти чайники, пытаясь найти самый лучший среди них. У этого вот это хорошо, вот это вообще отлично, а вот это мне не нравится. Давайте опустим сам процесс выбора и перейдем к тому моменту, когда она наконец прижала к груди восхитивший ее чайник и пошла с ним к кассе. Вот она вышла с ним из магазина и с замиранием сердца направилась домой, предвкушая момент, когда он поставит это божественное творение на место старого и пригласит подруг, ну ли соседок, попить чаю из нового чайника. По пути она может позвонить кому-то из них и похвалиться: «Я такого красавца отхватила! Он такой миленький. А какой он умный! Умеет делать это, это и еще много чего...»

И вот пришел тот момент, когда красавец чайник воцарился на кухне, подруги напились чаю, всячески нахваливая чайник, кто от чистого сердца, кто с ноткой зависти, и ушли. Сидит жена, на чайник смотрит, только уже не с обожанием — устала она от всего этого... Ба! Что это?! Царапина! Куда же я смотрела, когда выбирала?! А это что?! Потертость! И здесь вот тоже, и здесь... И шнур как-то по-дурацки торчит... И цвет совсем не гармонирует с кухней... И подставка дебильной формы... И сенсоры не всегда срабатывают. И что это за дурацкий выбор температур, 40, 70, 80, 90?! А если я захочу 85 градусов?! Кошмар! Он еще и качается, да и воду в него наливать очень неудобно... Вот так чайник вдруг становится совсем не милым сердцу: был красавцем писаным, а теперь... «козел драный».

Я только что несколько утрированно описал обе приведенные выше стадии, включая медовый месяц, на которых обычно все и кончается. Одни продолжают жить страдая, другие же скоро разводятся и переходят к поиску другого объекта для первой стадии. Я же, как человек думающий, перешел на третью стадию. Сначала я. Таня на нее перешла позже, следуя моему примеру. А может, это я за нею последовал? Ладно, это не суть важно. Итак...

Третья стадия — осмысление. Однажды, во время очередной затяжной ссоры с Таней (которые, к слову, с каждом разом длились все дольше и дольше) я вдруг задумался... Что за фигня?! Первая жена была богиней и превратилась в сволочь, а теперь то же самое творится и со второй... Казалось бы, встретил такую, которая напрочь лишена недостатков первой, ан нет! У этой недостатков не меньше, если не больше. Что же мне теперь делать? Икать другую? А где гарантия?.. Стоп! Дай-ка я подумаю, что не так...

Короче, спустя несколько дней и ночей, а может и недель я сделал для себя открытие: все бабы дуры! «Тоже мне открытие... — скривятся мужчины. — Это любой мужик знает». Ну что ж, тогда ловите, «мужики»... Второе мое открытие: все мужики козлы! «Ага! — ехидно скажут женщины. — А мы что говорили?» Говорить-то вы говорили, но ответьте мне на простой вопрос: «Раз все бабы дуры, а все мужики козлы, то есть ли смысл искать такую (такого), кто не дура (не козел)? Не проще ли попытаться данной конкретной дуре и данному конкретному козлу попробовать вернуться в то состояние, когда они друг на друга налюбоваться не могли?»

Это невозможно! — скажете вы, раздраженно. Может, еще и что-то умное добавите, типа «нельзя войти в одну и ту же реку дважды».

Это возможно! — улыбнусь я в ответ. Может, это и не совсем та самая река, но я в нее все же вошел. Сейчас, спустя много лет, я то и дело вопрошаю себя: «За что мне такое счастье, жить рядом с этой божественной женщиной?! Я же и мизинца ее не стою...»

--------------------

 

Итак... Ситуацию я оценил, задачу в целом понял. Осталось найти решение! Легко сказать — трудно сделать. Злость и обида, порожденные очередной ссорой, в состоянии которой мы находились уже вторую неделю, переполняли меня, не давая мне действовать разумно. Но я был движим желанием выйти из этой тупиковой ситуации, а потому начал размышлять дальше...

Для справки, тупиковой ситуацией (или «дедлоком») программисты (а я как раз им был в то время) называют такое зависание программы, когда одна часть программы не может начать работать, поскольку какой-то нужный ей ресурс занят другой частью этой программы. А та, в свою очередь, не может освободить ресурс, нужный первой части, поскольку эта самая первая часть в это время держит другой ресурс, который нужен этой второй части, чтобы освободить первый ресурс. Путано? Давайте тогда вернемся к ссоре. Что мы вы видим, глядя  на поссорившихся людей. «Глядя» — это чисто условно. Если вы никогда не находились в состоянии ссоры с близким человеком, вы меня вряд ли поймете. Тогда вам придется просто поверить мне.

Словом, я с полной уверенностью утверждаю, что любая ссорящаяся пара, спустя то или иное время от начала ссоры, переходит в состояние «дедлока». Каждый считает себя в этой ссоре пострадавшим, а другую сторону — виноватой. При этом оба хотят помириться, но для этого им нужно, чтобы эта самая другая сторона продемонстрировала желание пойти на примирение, а еще лучше — сделала первый шаг. Вот и сидят они, надувшись, и ждут, когда кто-то из них первым начнет мириться. Вначале ссоры длятся недолго, кто-то один из пары (наименее «стойкий») не выдерживает и делает робкую попытку помириться. Второй же участник ссоры либо принимает эту попытку, тогда ссора заканчивается, либо начинает высказывать все, что у него накипело на душе, пресекая тем самым попытку примирения, и тогда ссора продолжается. Со временем в каждой паре эта «стойкость» крепнет, и ссоры длятся все дольше и дольше, переходя в затяжную войну, которая либо длится бесконечно, либо завершается полным разрывом — то бишь, попросту говоря, разводом, как это произошло со мной когда-то. Но вернемся к моим размышлениям, точнее к их результату.

Начнем со ссор...

Постулаты:

1.       Все пары неминуемо ссорятся.

2.       Каждый в паре считает себя пострадавшим, а другого — виноватым.

3.       Если ссора не зашла слишком далеко, каждый из них хочет помириться.

4.       При этом он ждет, когда другой проявит желание помириться, а то и сделает первый шаг.

5.       Налицо тупиковая ситуация (или дедлок, если вам это больше нравится).

6.       Для ссоры  обязательно нужны двое: нельзя с кем-то поссориться, если тот не хочет того же.

7.       В любой ссоре виноват самый умный.

Вывод:

Раз виноват самый умный, то ему и делать первый шаг к примирению.

Вы со мной не согласны? Тогда, увы, ссориться вам не перессориться... Я же для себя решил, что раз я считаю себя умным, то я просто обязан не допускать ссоры, а уж если я прошляпил, не сдержался и вступил в ссору, то мне и исправлять свою ошибку. Какая, в конце концов, разница, кого я на самом деле считаю виноватым?! Ведь я точно знаю, что ни я, ни моя жена не получают удовольствия от этой ссоры и что рано или поздно мы все равно помиримся. Так какой смысл ждать это самое «поздно»? (Однажды я его уже дождался.) Финал выглядел примерно так:

— Засунь свою гордость сам знаешь куда, — приказал мне внутренний голос, — и шагом марш мириться!

— А если она не захочет мириться? — возразил я голосу.

— А кто у нас считает себя умным, а жену дурой? — ехидно спросил голос: — Раз ты допустил ссору, то ума у тебя явно не палата. Не хватило ума не ссориться, так хотя бы наскреби его для того, чтобы помириться.

— А если она не захочет мириться? — сделал я последнюю попытку защитить свою гордость.

— А ты пойди и проверь. Не попробуешь — не узнаешь... — добил меня клятый голос...

Словом, я встал, подошел к жене и обнял ее. Не помню уже точно, но она вроде помирилась не сразу, а сначала высказала мне все, что думает обо мне. Я же, сдерживая позывы оскорбиться и отойти с уязвленной гордостью, стойко продолжал ее обнимать, пока ее тирады не иссякли. Тогда я набрался смелости и сказал: «Виноват... Прости меня...» С тех пор я старался не давать поводов для ссоры или, по крайней мере, не давать ей развиться. Но уж если ссора все-таки начиналась, тогда я повторял описанные выше действия, говоря себе: «Считаешь себя умным? Тогда не веди себя как самый последний дурак!»

И что интересно... Спустя какое-то время межу нами началось как бы негласное соревнование: кто не допустит ссоры и кто первым подойдет мириться, если она все-таки началась. Особенно меня поразил один случай — я начал что-то раздраженно выговаривать Тане, а она (подлая!) улыбнулась в ответ, чмокнула воздух и сказала: «Я тоже тебя люблю...» Это же надо! Она осмелилась показать мне, что она умнее меня! Я долго стоял с открытым ртом, а потом рассмеялся: «Это же надо так уесть меня! Да ты у меня просто умница!» К слову, с тех пор я не говорю «Эти женщины — такие дуры!». Нет, теперь я, если уж меня что-то очень достало в женском поведении, говорю:  «Эти женщины — такие женщины...»

Вот так мне, точнее нам, удалось найти волшебное средство гашения ссор. Но это было только началом. Мало научиться не ссориться, надо еще и научиться не испытывать раздражение, при виде недостатков друг друга. Как ни крути, ссора — это средство выплеснуть внутреннее раздражение, как бы разрядиться. Но если ссоры не возникают, то раздражение копится внутри, не имея выхода. Рано или поздно раздражения накопится столько, что неминуема грандиознейшая ссора. Словом, мелкие-то ссоры мы научились предотвращать, но над нашими головами повис дамоклов меч неумолимости ссоры такого масштаба, что было трудно даже представить ее последствия. Как принято говорить, в воздухе запахло грозой. Возвращаться в состояние мелких ссор мне (думаю, и Тане тоже) не хотелось. Поэтому надо было срочно придумать что-то такое, чтобы это раздражение не копилось, а еще лучше напрочь исчезло...

 

В коне концов мне удалось найти решение и этой проблемы, но я напишу об этом позже, во второй части...

Write a comment

Comments: 0