В США зреет мнение поддержать Ассада и Путина

Ассад знает, как надо действовать в Сирии
Ассад знает, как надо действовать в Сирии

7 января 2016 г. в американском журнале "Ntional Review" появилась статья с шокирующим слух заголовком Accept the Uncomfortable Truth: It’s Time to Support Assad.

 

"Ух ты! — подумал я. — Неужто Америка наконец-то прозрела?"

 

Однако, прочтя ее, я обнаружил, увы, что до прозрения Америке — во всяком случае, ее политическому истеблишменту — еще далеко. Боюсь, что сирийская армия, справится с ИГИЛ раньше, чем США все же прозреет и поддержит Ассада.


 Пора принять неудобную правду:
пришло время поддержать Ассада

 

Джей Халлен 

 

 

Ввиду эскалации гражданской войны в Сирии и роста проблем с беженцами мы должны по-другому отнестись к этим развернувшимся трагедиям. На сегодняшний день администрация Обамы оказалась

вне игры, частично потому, что война стала тяжелым бременем, но в основном потому, что в столпотворении фракций, воюющих в Сирии, нет никого, кого следовало бы поддержать.

 

После того как Пентагон смущенно признал, что за 500 миллионов долларов он получил лишь "четырех или пятерых" бойцов сирийской оппозиции, стало ясно, что надежда найти надежных сирийских союзников, которые сражались бы как против ИГИЛ, так и против Ассада, является пустой фантазией. Такова официальная точка зрения администрации и большинства лидирующих кандидатов в президенты. Тренировка повстанцев с последующим снабжением их оружием сродни попытке вставить нитку в иголку с невероятно узким ушком, ибо сегодня они могут присягнуть в верности США, а завтра влиться в ряды радикальных религиозных группировок или враждующих племен. И даже в случае, если мы найдем такие группы и умудримся не потерять контроль над ними, понадобится очень много времени на то, чтобы консолидировать их усилия и добиться относительного мира.

 

Но сирийский кризис настолько серьезен, что мы больше не можем позволить себе роскошь держаться за идеологически привлекательные решения. Единственное, что нам остается, это реалистическая политика. Оказание поддержки США Сирии в лице президента Башара аль-Ассада является самым лучшим, ну или не самым худшим, из доступных вариантов развития событий.

 

Поддержка Ассада означает признание трех неприятным истин, которые медленно набирают силу в ходе политических дебатов в эфире и на Капитолийском холме.

 

СВЯЗАННЫЙ МАТЕРИАЛ: Сирия: всего лишь еще одна внешнеполитическая ошибка Обамы (на англ.)

 

Первой истиной является признание того факта, что Ближний Восток был более безопасным и более стабильным местом в годы правления Саддама Хуссейна и Муаммара Каддафи. Чтобы быть точным, оба они несомненно занимались массовым истреблением жителей своих стран и страдали манией величия. Тем не менее, они также были и светскими тиранами, держащими в узде джихадистов и подавляющими любые проявления внутри-и межрелигиозной вражды. Вакуум силы, возникший в результате свержения обоих тиранов, вызвал к жизни самые страшные проявления хаоса, ненависти и людских страданий, которые когда либо видел мир. Поскольку ИГИЛ является худшим из зол, тогда предпочтение должно быть отдано Ассаду.

 

Второй неприятной истиной является то, что реалистичная внешняя политика берет верх над идеалистской, по крайней мере — в случае Ближнего Востока. Идеалистская политика достигла своей вершины в конце Холодной войны, когда распространение демократии и капитализма американского типа завоевало сердца и умы во всей Восточной Европе и принесло США реальную геополитическую выгоду. Но в сентябре 2011-го маятник качнулся в сторону реалистичной политики, особенно, когда мир узнал, что многие из угонщиков самолетов были выпускниками университетов, имели средний достаток и жили в Германии. Верховенство реализма стало явным после того, как попытка построить представительную демократию в Ираке, несмотря на все усилия Америки, потерпела поражение, столкнувшись с суровой реальностью в виде раскола между суннитами и шиитами и коррупции. Иракская демократия не только стала для религиозных и этнических группировок средством достижения собственных целей за счет других, но и спровоцировала гражданскую войну, а также усилила стратегическую позицию Ирана, сработав против Америки, а не во имя ее интересов. Поэтому поддерживать Ассада означает признать, что наши идеалистские цели недостижимы и что только жесткий реализм может послужить нашим интересам, хотя бы на Ближнем Востоке.

 

СВЯЗАННЫЙ МАТЕРИАЛ: Сирийский провал Обамы (на англ.)

 

Следует отметить, что есть идеалистское решение раскола между суннитами и шиитами способное, выдержать проверку временем, но оно требует стереть и перекроить плохо спланированные границ Ирака, Сирии, Иордана и Ливана, которые закрепило соглашение Сайкса – Пико, тайно заключенное между Великобританией и Францией в 1916 году, после краха Оттоманской империи. Соглашение Сайкса – Пико не учитывало племенные и религиозные интересы, навязывая чужеродную концепцию национального государства группам далеких друг другу людей. Многие, даже подавляющее большинство обозревателей Ближнего Востока ратуют за идеалистское решение, которое перекроит текущие границы. (Я причисляю себя к этой группе. Ранее я писал о желательности и осуществимости предоставления независимости курдам, которую рассматривали но отвергли  стороны соглашения Сайкса – Пико.) К сожалению, это недостижимо. Сегодня налицо слишком много заинтересованных сторон, слишком много законных интересов, слишком много перемещенных лиц и, более того, слишком много нефти, что превращает перекраивание границ в проект, по которому победитель забирает все. Проталкивание идеалистских решений может стать интересной темой для дебатов в ООН и для авторских газетных страниц, но оно не может остановить сегодняшний террор.

 

Поддержка Ассада остается единственным реалистичным путем, который вернет нас к той относительной стабильности, которая существовала до начала Арабской весны и который поможет одержать победу над ИГИЛ. Нет больше никого, кто мог бы справиться с ИГИЛ, кроме Ассада, который хочет восстановить международно признанные границы Сирии и намерен отомстить ИГИЛ за зверства в отношении попавших в плен солдат сирийской армии. В ответ на поддержку Ассада возглавляемая США коалиция должна добиться от него амнистии других бойцов, таких как курды, туркоманы и не связанные с ИГИЛ суннитские группировки, готовых сложить оружие.

 

СВЯЗАННЫЙ МАТЕРИАЛ: Когда Обама наконец поймет, что нужно Путину в Сирии? (на англ.)

 

Ассад является жизнеспособным началом стабильности еще и потому, что получает безусловную поддержку Ирана, который боится и ненавидит ИГИЛ из-за его угрозы доминированию шиитов в регионе. Еще раз повторю, что усиление стратегической позиции Ирана не является главной целью и что поддержка Тегераном Хезболы дестабилизирует Ливан и представляет угрозу для Израиля. Однако после войны с Израилем в  2006 году Хезбола в основном сдерживает свои амбиции и пытается обрести политическую легитимность. Более того, после свержения Саддама призрак господства шиитов, по всему Леванту бледнеет на фоне ужасов, связанных с террором суннитских экстремистов. Перед нами стоит выбор между двумя неприятными вариантами, один из которых явно лучше другого.

 

Несмотря на все выгоды поддержки Ассада, мысль об этом является неприемлемой для вашингтонского внешнеполитического истеблишмента и почти всех кандидатов в президенты. Недавно я задал вопрос по этому поводу эксперту по Ближнему Востоку из левоцентристского Атлантического совета, а также известному автору статей в журнале Commentary. Оба отреагировали скептически, наотрез отказавшись принять мою идею. "Это невозможно. Ассад должен уйти — обязательно должен", — в один голос заявили они. Когда я надавил, оба начали исполнять заезженную песню о том, что мы должны найти "умеренную сирийскую оппозицию". Эксперт-аналитик из Атлантического совета принялся утверждать, что умеренная оппозиция вовсе не требуется для завоевания страны и управлению ею, она нужна только для организации протеста, достаточного для того, чтобы коалиция заинтересованных стран, включая США, Россию и Иран, села за стол переговоров и пришла к согласию, что Ассад должен сложить уйти с поста и передать полномочия удовлетворяющему всех преемнику. Все тот же далекий от реальности широко распространенный идеализм. В то же время, автор из Commentary утверждал, что Ассад утратил весь моральный авторитет и что остальные этнические группы ни за что не примут его еще раз в качестве их президента. Такой ход мыслей не предполагает конструктивную альтернативу, направленную на снижение существующего уровня хаоса, и не учитывает тот факт, что Сирия никогда не была демократической страной и что на протяжении четырех десятилетий пребывания рода Ассада у власти, он  никогда не пользовался моральным авторитетом у населения.

 

Ну и, наконец, поддержка Ассада сталкивает нас нос к носу с третьей неприятной истиной: Владимир Путин, несмотря на его недостатки, придерживается правильной стратегии. Понятно, что для администрации сложно открыто присоединиться к России и Ирану, но мы по крайней мере можем оказать им молчаливую поддержку. Это означает, что мы должны остановить беспрерывную критику военной операции России в Сирии и перестать делать такие обструкционистские шаги, как уговоры Греции и Болгарии закрыть их воздушные пространства для российских самолетов, перевозящих вооружение.

 

За год, проведенный мной в поствоенном Ираке я встретил много иракцев, говоривших мне, что как бы ни был ужасен Саддам, они предпочли бы его анархии, незаконным вооруженным религиозным формированиям и эскадронам смерти, пришедшим ему на смену. Саддам был предсказуем: каждый знал, что он должен и чего не должен делать, чтобы не впасть в немилость к режиму и не стать политическим преступником (или что-то еще хуже). В текущей обстановке отсутствие предсказуемости и досель невиданная религиозная вражда одинаково губительны как для Ирака, так и для Сирии. Они вносят значительный вклад в разрушение региона. Поддержка желания Ассада остаться у власти дает нам еще один шанс действовать на основе горького опыта, обретенного в недавнем прошлом.

 

Отсюда возникает ключевой вопрос: действительно ли администрация и внешнеполитические деятели считают, что поддержка Ассада "невозможна"? Или же суровая реальность, раскрытая выше, просто делает такую перспективу чересчур неприятной? Нет сомнений, что полная смена курса вызовет поток неприятных нападок и насмешек ученых мужей. Однако это ничто по сравнению со смертями и страданиями, проистекающими из стремления сохранить существующее положение вещей.

 

--------------------------

Джей Халлен был финансовым советником в Ираке и Египте. Он является постоянным членом Совета по внешним отношениям и входит в Лидерскую сеть Программы "Внешняя политика".

 

 


Оригинал статьи

 

Перевел Александр Казаков

Оставить комментарий

Комментарии: 0